Главные итоги вчерашнего дня: Переименование БПП, война за Нацсовет по ТВ, новый рекорд госдолга Украины

“Европейская солидарность” антиевропейского Порошенко 

В то время как большинство партий пытаются в спешном порядке сгруппироваться, чтобы хоть как-то вступить в предвыборную кампанию, Блок Порошенко вчера еще раз продемонстрировал, что действует по заранее разработанному плану. Причем Зеленский со своим указом о роспуске парламента лишь помог конкуренту, избавив от необходимости содержать партийные штабы лишние три месяца.

Собственно, Блока Порошенко больше нет. Есть партия “Европейская солидарность”, которую, скорее всего, поведет на выборы не Порошенко.

Ребрендинг БПП в “Солидарность” начался еще в 2015 году, на местных выборах. На Банковой уже тогда понимали, что бренд “Порошенко” для партии – вещь одноразовая, которая по мере снижения рейтинга “именного партнера” превращается из преимущества в обузу. Однако местные выборы оказались слишком мелкой базой для ребрендинга, и все, чего удалось добиться к 2019-му – это соединения понятий “БПП” и “Солидарность”, причем только благодаря переименованию фракции в парламенте.

Теперь же имя хотят сменить полностью. Название “Европейская солидарность” для украинской партии звучит несколько абсурдно, но здесь суть не в расшифровке, а в намерении забрендировать аббревиатуру “ЕС”, аналогичную сокращенному названию Евросоюза. То есть Порошенко хочет показать себя главным провайдером европейского выбора. Но поверят ли ему?

В 2017-м с натяжкой это могло быть воспринято как правда. Тогда, после получения безвиза, у значительной части населения была эйфория. Еще к осени прошлого года биометрические паспорта получили 10 млн человек, а воспользовались ими, согласно официальной статистике, 2 млн человек. И только эти 2 миллиона еще сохраняют, возможно, иллюзии по поводу европейского выбора. Но многие из них сохраняют их, постоянно находясь за рубежом.

Однако дело не только в численности ярых приверженцев стучания в закрытую дверь Евросоюза, а и в том, что в 2018-19 годах от проевропейского имиджа Порошенко не осталось ничего. “Армия, мова, вера” – вот его слоган, который не имеет ничего общего с европейскими ценностями. Что получится из сочетания всего этого с ЕС, неизвестно.

Кто победит в войне за Нацсовет 

Война вокруг Нацсовета по телевидению и радиовещанию между старой и новой властью продолжается. Начал ее Порошенко, когда уволил главу Нацсовета Артеменко за два месяца до окончания его срока работы и назначил новым членом регулятора бывшего главу информдепартамента Банковой Горковенко. Продолжил Зеленский, отменив указ своего предшественника об этом назначении, а завершил вчера уже сам Горковенко, подав в суд на нового президента за указ об отмене указа.

Указом об отмене указа новый хозяин Банковой открыл себе возможность пересмотреть все оставленное ему наследие. Поэтому Горковенко и подает в суд, чтобы устранить прецедент.

Кроме того, восстановление через суд (если оно состоится) даст шанс заблокировать работу Нацсовета, а это сейчас для Порошенко даже важнее, чем возможность давить на чужие телеканалы. Поскольку, если Нацсовет займется поиском реального собственника “Прямого”, то “Европейская солидарность” может лишиться своего главного медиа.

Однако аргументы Горковенко слабы. Когда-то действительно считалось, что президент не может отменять предыдущие указы, но эта практика ушла в прошлое еще при Ющенко, который успешно исправлял кадровые ошибки, отменяя указы. Правда, Виктор Андреевич отменял собственные указы, но разница, в общем-то, небольшая.

Если проводить аналогию, то Верховная Рада имеет полное право отменять принятые ею же законы своими постановлениями. А законы парламента, как уже говорилось, имеют приоритет перед указами президента.

Так что, скорее всего, план осады Зеленского кадрами Порошенко обречен на провал. И кадры старой власти полетят со своих должностей, как только до них дойдут руки.

Куда Порошенко дел миллиард долларов? 

Госдолг Украины впервые в истории страны подбирается к отметке 80 миллиардов долларов. Вчера Минфин сообщил, что 79,82 млрд – это та сумма, которую Украина должна на 30 апреля. В гривнах она выглядит еще страшнее – 2 триллиона 124,8 млрд.

Однако ужас этой цифры не только в ней самой. Как оказалось, за апрель госдолг Украины увеличился на 1,03 миллиарда. А всего с начала года до 30 апреля старая власть наодалживала 159 млрд гривен, при этом отдав 127 млрд долгов.

И все это происходило на фоне президентской кампании Порошенко, во время которой порохоботы разгоняли тезисы о том, что весь госдолг Украины набрали поочередно Тимошенко и Янукович с Азаровым, а папа томоса героически эти долги отдает.

В чем была правда этих темников порохоботов – что Тимошенко и Янукович с Азаровым действительно больше одалживали, чем отдавали. Собственно, Тимошенко и отдавать-то почти ничего (по нынешним меркам) не нужно было – это именно с нее начался круговорот денег МВФ в украинских хранилищах. А у “бандитской власти” существовал план “накопления капитала” (в том числе в ее руках), который предусматривал начало снижения госдолга уже в 2015 году – благодаря вложениям в экономику.

А куда вкладывал “лишние” деньги ушедший режим? Разве за пять лет мы увидели хотя бы один экономический проект, который получил преференции от государства и уже начал давать прибыль?

Нет. Если во что-то государство и вкладывало лишние (без кавычек) деньги, то только в уже имеющиеся предприятия Порошенко и Косюка. А значит, все долги старой властью делались без какого-либо плана их отдать. Проще говоря, все последние пять лет Украина сознательно шла к дефолту.

И после этого кого-то еще удивляет, что Коломойский предлагает просто ускорить тот путь, по которому вел страну Порошенко…

Правда, само по себе заявление Коломойского о дефолте может значительно ускорить негативную развязку для Украины. Так как сейчас мы отаем долги, в основном, занимая новые деньги. Именно на этом держится стабильность гривны – иностранные спекулятивные инвесторы конвертируют доллары и евро в гривны, чтоб купить высокодоходные облигации госзайма.

А если часто говорить о дефолте, то инвесторы могут и притормозить свои вложения. Со всеми вытекающими отсюда последствиями для гривны.

ЕС идет направо 

Главным мировым событием вчера было объявление результатов выборов в Европарламент. Выборов, которые стали самыми активными в истории этого общеевропейского законодательного органа, который раньше считали чем-то второстепенным.

Результаты голосований предыдущей недели нельзя назвать катастрофическими для ЕС. В конце концов, Европейская народная партия вместе с обычными союзниками получила большинство, а значит, курс Брюсселя в ближайшие пять лет останется неименным. Но именно эта неизменность курса угрожает тому, что через пять лет ЕС окажется на грани развала.

На выборах 2019 года явка увеличилась именно из-за того, что на них пришло больше противников политики Брюсселя. Если сузить это понятие, то – пришло больше противников курса на принятие Евросоюзом мигрантов из Азии и Африки. Именно миграция стала тем фактором, который усилил позиции правых во Франции, Германии и целом ряде других стран Евросоюза.

Выборы в Европарламент 2019 года – последние, которые проходят при канцлере Германии Меркель. Нет сомнения, что никто не сделал для укрепления ЕС в 21-м веке больше, чем фрау Ангела. Однако именно она и заложила под фундамент своего здания мину, которая грозит его разрушить.

Зачем Меркель нужны мигранты из нестабильных регионов, знает только она. Евросоюз имеет все возможности закрыться от азиатов и африканцев, никаких последствий в мире этого не имело бы, зато внутри ЕС умеренные консерваторы сохранили бы свои позиции.

Голоса о необходимости закрыть границы ЕС звучат в нем все сильнее, и Европарламент будет вынужден на них реагировать. Не сразу, но как только Меркель покинет канцлерский пост. После нее ее политику не станет защищать никто – и в этом будет шанс на сохранение Евросоюза после 2024 года.

Страна